14:24 

Ужасающая терапия. Сны. 3 глава

капитан Гибсон
Автор: justbe
Фэндом: Naruto
Персонажи: Сасори/Дейдара
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Драма, Мистика, Психология, Ужасы, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Нецензурная лексика
Размер: Макси, 96 страниц
Кол-во частей: 26
Статус: закончен
Описание:Что могут таить в себе сны? Нечто зловещее, непредсказуемое и подчас до ужаса отвратительное.
Публикация на других ресурсах: Разрешаю, только оповестите перед тем, как брать.( разрешение получено, автор предупрежден, условия публикации оговорены)

Глава 3.
Видишь тот замок? Там сестры живут,
Убоги и страшны, к себе вас зовут.
В глаза не смотри им,
Иначе умрешь,
Мы все, как один,
Но я чувствую дрожь.


«Кто же он такой, хм? Если все, что он сказал – правда, то я и в привидений скоро верить начну! И эта странная печать…»
Дейдара поднял руку, задумчиво осмотрев шрам, черневший на запястье. Блондин лежал на диване, согнув ногу в колене, и освещаемый лишь тусклым сиянием месяца, который висел в неестественно черной смоли ночного неба.
— D1V3S0 – юноша прочитал номер, из которого и состояла загадочная печать. – Как он сказал? Это мой личный шифровальный номер? Чтобы это могло значить?
Подумав несколько минут, Дейдара устало потер глаза и после этого взглянул на часы. За ночь блондин уже несколько раз смотрел на них, с разочарованием понимая, что сеанс будет еще очень не скоро.
«Черт, еще только 3 часа! Так долго… ох, как же я ненавижу ждать!»
Вздохнув, Дейдара повернулся лицом к спинке дивана и прикрыл глаза.
«Надо постараться не заснуть. Не спать, Дей, не спать! О Боже, кому я это говорю? И вообще, с какой стати я разговариваю сам с собой? Это же первая стадия шизофрении! А, ну у меня же уже есть психиатр…»
Через минуту блондин уже дремал, вновь позволив окунуться себе в начало знакомого кошмара. В это время одна из линий на печати переползла, изменив этим весь шифр: D1V3S7.

Остальные семь часов Тсукури провел, как на иголках. Ровно в половину четвертого парень проснулся в холодном поту, и тяжело дыша. В ушах до сих пор стоял мерзкий хрип, а на шее чувствовалось прикосновение ледяных пальцев.
«Открой свои страхи, дай волю кошмарам…»
Дейдара поежился, вспомнив слова, которые повторяло существо. Взгляд голубых глаз парня снова скользнул по стене, остановившись на циферблате часов.
«Почти 5 часов. Осталось совсем немного подождать».
Закрыв глаза, Тсукури глубоко вздохнул, вслушиваясь в биение своего сердца, отчетливо доносившегося из груди. Блондин мало-помалу приходил в себя после обрывка кошмара. Открыв глаза и вновь посмотрев на часы, Дейдара тупо уставился на циферблат, пытаясь понять, что не так.
«Что? 9 утра? Какого хрена?!»
Блондин вскочил с дивана и подбежал к окну. Все улицы были залиты мягким золотистым светом солнца, дул свежий утренний ветерок, ласкавший листву деревьев в парке, видневшемся из окна квартиры Дейдары.
«Да что происходит-то?!»
Круто развернувшись, Тсукури вперился взглядом в часы, которые показывали уже половину десятого.
«Так, думаю, мой психиатр знает, что это за чертовщина!»

— Извините, но у доктора Акасуны сейчас прием! – всполошилась секретарша, увидев, что блондин решительно направился к двери кабинета, даже не подождав, когда его пригласят.
— Именно! Прием, на который мне назначено! – раздраженно фыркнул Дейдара, толкнув дверь и войдя в помещение.
Остановившись, как вкопанный посреди кабинета, парень широко раскрыл глаза. Помещение было совершенно не похоже на то, что блондин видел вчера: белые стены, пол и потолок, как и в приемной, стол и другая мебель из слоновой кости, различные фарфоровые статуэтки, стоявшие на полках шкафов, расположенных вдоль стен. Весь кабинет кардинально изменился по сравнению с тем, что в нем было раньше.
— Ты пришел раньше, Дейдара. Не знал, что в твоем характере есть такая черта, как пунктуальность, — усмехнулся Акасуна, сидя за столом и смотря на парня, при этом затягиваясь очередной сигаретой.
— Как раньше? – удивился блондин. – Я же должен был опоздать по времени!
Сасори с ухмылкой указал парню рукой на стену, где висели часы.
— Как это? Да этого быть не может! – потряс головой блондин, ничего не понимая. – Я в половину десятого только из квартиры выходил и ехал примерно минут 30!
— Похоже, кто-то или что-то хочет, чтобы ты окончательно потерялся во времени, — задумчиво произнес Акасуна, откинувшись на спинку своего кресла, посмотрев в потолок.
— С каждым моим визитом сюда мне кажется, что я становлюсь отнюдь не здоровее в плане психики, — убито проговорил Дейдара, обведя взглядом кабинет. – Мне сказали, что у вас еще прием, но почему тут никого нет?
— Не обижай одного из моих пациентов, — усмехнулся доктор и, встав, обогнул свой стол и, приблизившись к креслу у стены, вытянул вперед руку ладонью вверх, будто помогал кому-то встать.
Тсукури недоуменно изогнул брови, наблюдая за странным поведением психиатра.
— Можете не прятаться, мисс, это один из моих пациентов, и пусть вас не смущает, что он еще жив, — проговорил с легкой улыбкой Сасори, почтительно склонив голову.
В следующую секунду Дейдара еле сдержался, чтобы не закричать от ужаса, крепко стиснув зубы. Рядом с Акасуной стояла девушка, которую уже нельзя было назвать человеком: тело кое-где уже начало разлагаться, одного глазного яблока не было, вместо него в глазнице были видны личинки червей, медленно пожиравших оставшуюся плоть. Кожа девушки была светло-серой, на руках и шее уже появились трупные пятна, что говорило о том, что тело лежало в земле в течение нескольких месяцев. Обрывки ткани, которые служили одеждой, лохмотьями свисали до колен, прикрывая собой раны от ударов ножом, видневшихся на ногах и по всему телу.
— Спасибо вам, доктор Акасуна, я очень признательна, что вы меня выслушали и помогли разобраться с проблемой, — хрипло прошептала девушка и попыталась улыбнуться, обнажив этим кости черепа, видневшиеся из-под натянутых скул.
— Всегда рад видеть вас, мисс, — улыбнулся в ответ Сасори и, подведя мертвую девушку к двери, открыл ее. Дейдара резко отвернулся, тяжело дыша и пытаясь осознать, что он только что увидел в дверном проеме.
— Неприятно, да? – спросил Акасуна, закрыв дверь и повернувшись лицом к блондину. – Она только что ушла туда, где теперь ее место. Мир мертвых, как привыкли называть его люди. На мой же взгляд этот мир не хуже Рая, но не мне решать.
Пропустив мимо ушей последнюю фразу психиатра, Дейдара повернулся и внимательно посмотрел ему в лицо.
— Кто ваши пациенты? – Тсукури склонил голову вбок. – И почему вы сказали, чтобы эта, кхм, особа не смущалась, что я еще жив?
— Просто я не работаю с людьми, вот и все, — чуть улыбнулся Акасуна и щелкнул пальцами.
В тот же миг в кабинете все начало меняться: фарфоровые статуэтки раскалывались на глазах, улетая осколками в картинную раму на стене, образовывая собой изображение на черном фоне. Свет с каждой секундой мерк, и, наконец, все погрузилось в полумрак.
— Доктор Акасуна? – неуверенно спросил Дейдара и вздрогнул, получив незамедлительный ответ в нескольких сантиметрах от своего уха.
— Видишь эту картину? Вчера ее доставили сюда, ничего не сказав даже о том, кто сделал такой щедрый подарок. Я нахожу эту картину необычной лишь потому, что это один из нескольких порталов, куда переносится сознание человека во сне, она как будто притягивает к себе. Думаю, тебя эта картина тоже заинтересовала. Дейдара?
Блондин не слышал. Он словно прирос к полу, неотрывно смотря на изображение разрушенного замка, на руинах которого будто живые, маячили призрачные силуэты.
— Я знаю это место и знаю их, — проговорил дрожащим голосом Тсукури, указав пальцем по очереди на три фигуры.
— Даже так? – протянул задумчиво Сасори и взглянул на правое запястье блондина. – Так, а это что такое?
Прежде чем Дейдара успел открыть рот, Акасуна взял его руку и внимательно осмотрел печать, потом перевел взгляд на картину и, помедлив, уверенно произнес:
— Это твой первый кошмар, Дейдара. Твой личный кошмар, который придумали специально для тебя. Картина называется «Три сестры», и мне кажется, что этим сестричкам что-то от тебя надо, раз они хотят что-то сказать или предупредить.
— Если даже и так, я все равно не хочу попадать в это место! – отрезал блондин, отвернувшись.
— По-моему, я уже предупреждал тебя о своих методах, не так ли? – вкрадчиво произнес доктор и самодовольно усмехнулся, увидев страх перед неизвестным в глазах парня. – Не бойся, ничего такого я с тобой делать не буду, ты лишь будешь погружаться в сон на моих сеансах.
— Что? – изумленно воскликнул Дейдара. – Вы хотите, чтобы я снова видел всю эту хренотень, да еще и здесь?!
— А тебя что-то смущает? – Сасори вскинул брови. – Ты всего лишь будешь засыпать, окунаясь в свои интересные сны и показывать их мне с помощью этой печати.
Доктор провел кончиками пальцев по шраму на запястье блондина, отчего тот вздрогнул: от рук Сасори, как и от него самого, сквозило холодом, очень похожим на тот, который излучала одна из сестер с картины во сне Дейдары. Парню стало очень не по себе, но тот аромат корицы и сигарет, отдававших легким привкусом кофе, приводил его в чувство, действовал, как успокоительное. — Ну что, ты готов снова увидеть свой первый кошмар? – спросил Акасуна, которому явно надоело молчать.
— Сколько же их всего, этих кошмаров, — вздохнул блондин.
— Семь, у тебя это в шифре написано, видишь, там последняя цифра? Она обозначает, сколько снов тебе придется посетить. Каждый кошмар символизирует не только твой природный страх, но и дает подсказку о том, как от него избавиться, больше не вспоминая о нем. Все понятно?
— Да, вроде бы все, — кивнул Тсукури. – А что, если я проснусь, так и не пройдя до конца?
— Перед сном тебе нужно выпить эту таблетку, — Сасори протянул блондину маленькую красную таблетку.
— Что это? – Дейдара внимательно посмотрел на своего врача.
— Глотай, без лишних вопросов, пожалуйста.
— Но…
— Да не убью я тебя!
— Ну, хорошо…
Блондин осторожно взял таблетку с ладони Акасуны и проглотил. Легкие будто наполнились огнем, отчего Дейдара согнулся пополам, пытаясь откашляться.
— Тише, тише, эту таблетку ничем нельзя запивать, — проговорил Сасори, положив руку на плечо парня и вздохнув.
— Что это было? – скривившись, спросил Тсукури, отдышавшись и выпрямившись.
— Это смесь снотворного и яда, который по своим свойствам не может быть полноценным ядом в силу того, что только на время останавливает сердце и погружает тело в мертвое оцепенение, — пояснил психиатр и, не сдержавшись, рассмеялся, увидев реакцию на свои слова на лице блондина. – Не бойся, ты проснешься через час, который будет равняться бесконечности в мире снов.
— И почему я вам ни капли не верю? – Дейдара закатил глаза, глубоко вздохнув.
— Так, мое время дорого, поэтому я не привык тратить его впустую, — ответил Акасуна и повел блондина к дивану, который, как и многие вещи ранее, появился из пустоты.
— Кстати, насчет оплаты, — неуверенно начал юноша.
— Закрой свой рот и не смей больше говорить о деньгах в этом кабинете, договорились? – Сасори остановился, внимательно посмотрев на своего пациента.
— Почему это? – удивился Тсукури.
— Деньги не представляют для меня никакой ценности. Единственное, что является для меня настоящим трофеем – это чистая и светлая душа. Поэтому я просто рад работать с тобой, чувствуя, как твоя энергетика дарит мне частичку своего тепла.
— А почему вы не можете довольствоваться своей энергетикой? – полюбопытствовал Дейдара, садясь в кресло.
— Потому что у меня ее нет. Я мертв для мира, который пестрит эмоциональными взрывами и фонтанами чувств, — усмехнулся Акасуна.
— Хотите сказать, что я прохожу терапию у мертвого психиатра?
— Можно и так сказать.
— И вы ни капли не шутите?
— Нет, я о таком не шучу.
— И я не сошел с ума?
— Ну, это с какой стороны посмотреть, — пожал плечами Сасори.
— И почему с каждым днем меня не удивляет то, отчего у нормального человека давно бы уже поехала крыша?
— Может, потому, что как раз у тебя крыша и едет?
— Возможно, доктор, вполне возможно.
Немного помолчав, Дейдара произнес:
— Доктор Акасуна, пообещайте мне только одно.
— Я слушаю.
— Сделайте так, чтобы я вернулся живым из каждых семи снов, что мне предстоит увидеть.
— Это моя работа, уважаемый, — Акасуна склонил голову, мягко улыбнувшись.
Последнее, что видел блондин перед тем, как заснуть, так это ту самую легкую улыбку мертвого, от которой становилось спокойнее на душе.

«Открой свои страхи, дай волю кошмарам…»
— Черт, как же мне не по себе, — прошипел сквозь зубы Дейдара, стоя на холме, располагавшемся в нескольких милях от руин замка.
— Не показывай того, что ты напуган, слышишь? Они только и ждут этого момента — послышался голос Сасори, эхом раздавшийся в округе.
«Интересно, а он может читать мои мысли?» — подумал Тсукури, злорадно усмехнувшись.
— Могу, глупый мальчишка, но лучше тебе лишний раз не думать обо мне, понял? – по голосу Дейдара догадался, что на лице Акасуны не было ничего, кроме презрения.
— Надеюсь, меня там заживо не сожрут, — уныло вздохнул парень и поплелся в сторону замка.

URL
   

Яой.Ф-ф.Арт.

главная